23 | 10 | 2017

Общество изучения местного края и развитие массового краеведческого движения в 1920-30 гг.

Развитие массового краеведческого движения в 20-30 годы, когда краеведческие исследования и краеведческое самообразование становятся делом жизни тысяч и тысяч подвижников,– ярчайшая страница отечественной истории. Не случайно этот период называют «золотым десятилетием в развитии краеведения: именно тогда последнее приобрело статус «массового научно-культурного движения».[1] Только на территории РСФСР к началу 1930 года насчитывалось 186 краеведческих обществ, кружков и учреждений, 66 музеев, 78 студенческих краеведческих ячеек и около 140 школьных кружков[2]. Если взять Нижегородский край, то в этот же период 30% районных центров имели краеведческие организации, объединявшие в своих рядах свыше 5 тысяч человек[3].

В первые послереволюционные годы изучение отдаленных от центра регионов проводилось, как правило, центральными учреждениями страны. Но с оформлением автономий, в исследования включаются местные плановые и оперативные органы. С провозглашением в 1920 году автономий в Чувашии и Марийском крае организуются общества изучения местного края, объединившие краеведов, учителей, работников культуры.

В актив Общества изучения Чувашского края, основанного в 1921 году в Чебоксарах, входили краеведы-энтузиасты К. В. Элле, Д. С. Эльмень, Н. И. Ванеркке, И. К. Лукьянов, Д. П. Петров, Ф. П. Павлов. Усилиями В. А. Мухина, В. М. Васильева, М. Н. Янтемира, Т. Е. Евсевьева, Ф. Е. Егорова и других в 1926 году в Краснококшайске (Йошкар-Оле) было создано Марийское общество краеведения.

Потребность во всестороннем изучении и разрешении многочисленных проблем молодых автономий при отсутствии научных учреждений определила широкий диапазон исследовании краеведческих обществ: от вопросов истории, археологии, этнографии, фольклора, народного образования до различных аспектов экономики и охраны природы. Но основной удельный вес приходился на изучение историко-культурных вопросов. С одной стороны, это связано с пробуждением национального самосознания народов, не имевших своей государственности, когда закономерно возрастает интерес к национальной истории и культуре. С другой стороны – нехваткой специалистов по вопросам экономики. В 1930 году историко-филологическими проблемами занималось 62,8% членов Марийского общества краеведения[4]. Из 15 активистов Общества изучения Чувашского края исследованием данных вопросов занималось 9 человек[5].

В задачи статьи не входит освещение всех направлений деятельности краеведческих организаций и предполагается рассмотрение лишь одного ее аспекта – организации краеведческой работы на местах.

Вовлечение широких слоев населения в исследование родного края было одной из постоянных забот краеведческого актива и попытки наладить связи с местами были предприняты вскоре после создания краеведческих организаций. Филиалы Общества изучения Чувашского края были открыты в 1927 году в Шуматове, Ядрине, Мало-Карачкине, Мариинском Посаде, Ново-Ковалях. Краеведческие кружки и ячейки имелись почти при всех школах повышенного типа (последних насчитывалось в 1929 году 32), при школах с 6-летним обучением, при техникумах, а также при чувашских студенческих землячествах в Москве, Ленинграде, Казани.

Наибольшей активностью отличались ячейки при Янтиковской и Каршлыхской школах крестьянской молодежи (ШКМ), Канашском педтехникуме, Вурнарском техникуме животноводства. Учащиеся и преподаватели Вурнарской ячейки, возглавляемой учителем А. Орловым, проделали большую работу по изучению почв района. Членами кружка при Канашском педтехникуме (руководитель В. С. Разумов) было собрано около 20 тысяч песен. При содействии учащихся краеведами К. В. Элле и Н. Я. Золотовым было записано и классифицировано более 3200 чувашских загадок, 3500 народных примет, 2000 пословиц и поговорок, около 300 сказок. Учащиеся и преподаватели Янтиковской ячейки (руководитель Ф. Тимофеев) организовали чтение лекций для населения по истории, революционному движению, этнографии, религиозным верованиям[6].

В 1928—29 годах оформляются филиалы Марийского общества краеведения: Торъяльский, Сернурскнй, Чари-Турекский, Юринский, Оршанский, Звениговский, Моркинский, Козьмодемьянский. В кантонах краеведческая работа велась, в основном, школьными кружками во главе с учителями. На 1 января 1932 года в школах действовал 151 кружок[7]. Краеведческие ячейки имелись также при Марийском педтехникуме, Горномарийском, Сернурском, Нартасском сельскохозяйственных техникумах, совпартшколах и школах крестьянской молодежи.

Хорошо была поставлена работа в Горномарийском, Сернурском, Оршанском и Юринском кантонах. Горномарийское отделение проводило изучение вокального и инструментального творчества горных марийцев, подготовило к печати обширный материал по культуре и быту новой деревни, оказало большую практическую помощь в съемке фильма, организованной в 1928 году студией «Востоккино» на территории Горномарийского района. В связи с проблемой создания в Горномарийском районе крупных колхозных садов и огородов студентами сельскохозяйственного техникума велась работа по изучению местного питомника. К исследованию состояния и перспектив колхозного строительства были привлечены также материалы статистического бюро Колхозсоюза. Результаты изысканий получили отражение в экспозиции местного музея[8].

Образцово работали краеведческие кружки при Мари-Биляморской 9-летней школе, Нартасском техникуме, Ронгинской ШКМ, Моркинской школе II ступени, Мари-Солинской школе 1 ступени. Ронгинский краеведческий кружок проводил работу по 11 темам. Были собраны интересные экспонаты по этнографии, записаны песни, загадки, пословицы, религиозные обряды[9].

С целью привлечения внимания общественности к задачам крае-ведческой работы краеведы выступали с докладами в различных организациях, использовали совещания инспекторов народного образования, съезды врачей, курсы политработников. Проводились и специальные занятия по подготовке краеведов-инструкторов для работы на местах. На курсах, организованных в августе 1931 года в Чебоксарах, 18 сельских краеведов прошли обучение по программе, рассчитанной на 220 часов[10]. Курсы по переподготовке школьных работников I ступени, состоявшиеся в 1928 году в Йошкар-Оле, предусматривали тесную увязку школьной программы с краеведческим материалом. Методика сбора краеведческих сведений соотносилась с курсами экономической географии, сельскохозяйственного естествознания, обществознания, языкознания[11].

Практиковалось обращение к населению через местную периодическую печать. Членами Марийского краеведческого общества были опубликованы статьи просветительского характера в таких изданиях как «Туныктымо паша» («Просветительская работа»), «Марийская автономная область», «Марийская деревня», «Марий коммуна», «Марийское хозяйство», «Марий илыш» («Марийская жизнь»). В распоряжении чувашских краеведов находились такие издания как «Чаваш яле» («Чувашская деревня»), «Халаха верентес ес («Народное просвещение»), «Канаш», «Красная Чувашия», «Чувашское хозяйство».

Через головные краеведческие организации по районам распространялись анкеты и опросные листы таких организаций и учреждений, как Главнаука, Центральное бюро краеведения, Наркомпрос, Наркомзем, Государственный институт социальной гигиены, Казанский институт сельского хозяйства и лесоводства и др. А по мере организационного укрепления краеведческих обществ разрабатываются и рассылаются на места собственные анкеты и программы. Марийским обществом краеведения в 1929 году были распространены 9 программ по различным вопросам краеведения.

Для разъяснения задач краеведения, расширения сети кружков проводились краеведческие пятидневки, декады, месячники. В ходе одной из декад, проводившейся в МАО 20-30 декабря 1930 года, были прочитаны доклады и обследовано состояние кантонных отделений[12]. В Чувашии результатом декады, прошедшей в декабре 1931 гoда в 15 из 18 районов республики, явилось 20 новых ячеек, объединивших в своих рядах около 600 человек[13].

Важным этапом в развитии краеведческого движения в Чувашской и Марийской автономиях явились краеведческие съезды, состоявшиеся в 1928 и 1930 годах. На них присутствовали представители центральных краеведческих организаций, районных отделений, учреждений народного образования.

На съезде чувашских краеведов, состоявшемся в июне 1928 года в Чебоксарах, были отмечены успехи в изучении родного края. Собран большой фактический материал по проблемам языка, фольклора, этнографии. Опубликованы интересные работы, изданы сборники песен. Достигнуты значительные результаты в деле подготовки национальных кадров в различных вузах страны. Новые силы включились в исследование края на местах. Среди проблем, требующих решения, были названы слабость научной обработки собранного материала, незначительное использование в исследованиях архивных данных, отсутствие коллективных работ по проблемам краеведения, недостаточная популяризация достижений научной мысли среди населения. Отмечалась необходимость более активного привлечения студенчества к разработке краеведческих тем. В целях расширения рядов краеведов предлагалось более широкое использование возможностей периодической печати, издание серии дешевых и доступных брошюр по всем отраслям краеведения, а также организация специального краеведческого издания – органа Общества изучения Чувашского края[14].

На съезде было объявлено о решении правительства ЧАССР создать Всечувашский Совет науки и культуры при СНК ЧАССР, призванный координировать краеведческую работу по всем направлениям, а также намечать перспективы исследовательской работы. Идея создания такого центра была выдвинута Обществом изучения Чувашского края и связана с необходимостью предотвратить некоторый параллелизм в работе различных организаций и учреждений, в той или иной мере имевших отношение к краеведческим вопросам. В Совет науки и культуры были включены представители Госплана, Наркомпромторга, Наркомзема, Наркомпроса, Наркомздрава, Центрального архива, краеведческого музея, Общества изучения местного края. С созданием Совета науки и культуры на краеведческое общество была возложена разработка методики краеведческой работы, а также концентрация материалов, полученных от низовых краеведческих организаций.

Форум марийских краеведов, открывшийся 25 января 1930 года в Йошкар-Оле, также подвел итоги проделанной работы и наметил планы на будущее. Большое внимание было уделено проблеме вовлечения в исследовательскую работу новых сил и, прежде всего, представителей народного образования, работников хозяйственных, кооперативных и культурных учреждений и организаций, как в центре, так и на местах. Было предложено продумать вопрос о регулярном обеспечении филиалов и кружков программной и методической литературой, а также укрепить связи ведомств, занимавшихся вопросами промышленности и сельского хозяйства, с краеведческим обществом[15].

Необходимо отметить, что ко времени проведения краеведческого съезда исследовательская работа фактически была сосредоточена в Марийском обществе краеведения, и общий объем краеведческих работ (соответственно и смета на их выполнение) определялись по плану последнего. Это имело большое значение при организации Марийского научно-исследовательского института. В данном обстоятельстве заключается отличие от ситуации в Чувашии, где роль координирующего центра была отведена Совету науки и культуры, который, в свою очередь, подготовил непосредственные условия для организации Чувашского комплексного научно-исследовательского института. МарНИИ явился прямым преемником краеведческого общества, и весь период организационного становления за общественной краеведческой организацией сохранялась роль руководящего центра научно-исследовательских работ.

Вскоре после съездов прошли конференции и совещания краеведов в районах, и новые задачи были конкретизированы применительно к данной местности.

По мере организационного укрепления, роста морального авторитета краеведческих обществ расширяется их сотрудничество с отделами народного образования, здравоохранения, хозяйственными органами. Взаимодействие выражалось в постановке докладов в этих учреждениях, а также в организации совместных экспедиций, в итогах которых была обоюдная заинтересованность. Более тесными становятся  контакты с организациями, занимавшимися изучением марийцев и чувашей за пределами автономий - землячествами Москвы, Ленинграда, Казани, Чувашской и Марийской секциями Башкирского краеведческого общества и др. Взаимоотношения выражались как в письменном обмене информацией, так и в заслушивании представителей этих организаций на собраниях краеведческих обществ.

В целях оживления собирательской и исследовательской работы организовывались конкурсы, выделялись поощрительные премии, заключались творческие договора. Объявленный к 10-летию ЧАССР конкурс на лучшую работу по краеведческой тематике предусматривал две премии по 500, пять премий по 400 и десять премий по 200 рублей. Учащимся Ядринского педтехникума, собравшим под руководством своего преподавателя М. Ф. Федорова 8,5 печатных листов текстов чувашских народных песен, было выделено 150 рублей[16]. В 1929 году Марийским обществом краеведения был заключен договор с художником К. Ф. Егоровым, согласно которому последний командировался в Звениговский и Сернурский кантоны МАО «для художественной зарисовки событий из революционного прошлого. и национально-бытовых особенностей народа» сроком на два месяца[17]. Однако, материальные возможности краеведческих обществ были невелики, поэтому приходилось больше рассчитывать на энтузиазм рядовых краеведов.

После организации в 1930 году в Чувашии и МАО научно-исследовательских институтов на краеведческие общества была возложена задача по сбору и предварительной обработке фактического материала через их филиалы и ячейки. Роль институтов сводилась к систематизации собранных сведений и общему руководству деятельностью краеведческих организаций. Вероятно, такое распределение обязанностей было оптимальным, и со временем сотрудничество краеведов-общественников и ученых стало бы устойчивым и плодовитым. Однако вскоре происходит неоправданное изменение статуса краеведческих обществ, вызванное Постановлением СНК РСФСР «О мероприятиях по развитию краеведческого дела» от 30 марта 1931 года[18]. Общества краеведения были реорганизованы в бюро краеведения при органах народного образования, что нарушило установившиеся связи с районными отделениями и привело к потере оперативности в руководстве их работой. Постепенно стали свертываться и взаимоотношения с научно-исследовательскими институтами. Сложилась ситуация, когда бюро краеведения оказались вне поля зрения и научно-исследовательских институтов, и органов народного образования. Объективно требовалось тесное согласование работы бюро краеведения с НИИ, однако бюро находилось официально в составе органов народного образования лишь при частичном соприкосновении их интересов в сфере школьного краеведения.

Несмотря на усилия краеведческого актива сохранить контакты с местами (например, посредством заключения договоров с районными бюро краеведения по выполнению различных задавши), процесс свертывания массовости краеведческого движения прогрессировал. На заседании Марийского областного бюро краеведения 31 декабря 1932 года отмечалось, что краеведческая работа находится в критическом состоянии, и связи с местами почти нет[19].

Являясь, по существу, отражением окончательно окрепшего культа личности, бюрократические перестройки продолжались. Существование самодеятельных организаций с их атмосферой творчества и свободомыслия в обстановке жесткого идеологического прессинга стало неуместным. Постановлением СНК РСФСР «О реорганизации краеведческой работы в центре и на местах» (1937 год) деятельность бюро краеведения была признана нецелесообразной, и распоряжением Наркомпроса «О постановке и организации краеведческой работы» общественные краеведческие организации  были ликвидированы.

Краеведческое движение 20-30 годов – замечательная веха в отечественной истории. Богатое наследство оставили нам тысячи известных и безвестных краеведов. Действительно, масштабы проделанного поражают. Был собран большой фольклорный и этнографический материал, экспонаты для местных музеев, наблюдения над природными явлениями, открыты месторождения полезных ископаемых.

Активисты краеведческих обществ хорошо понимали, что источник жизнеспособности любой нации – в заинтересованности многих и многих, как в изучении языка, истории и культуры, так и среды «проживания» народа. Посредством личных контактов и через печатное слово, доходили их пламенные призывы вглядеться внимательно в окружающее до самых отдаленные населенных пунктов.

Краеведческое движение 20-30 годов, вместе с тем и трагическая веха в отечественной летописи. Энтузиазм, бравший все новые и новые высоты, был загнан в плен «ежовых рукавиц». Своей идеей преемственности поколений, уважительным отношением к истоками традициям, краеведы бросали вызов заданной схеме. Началась страшная по замыслу селекция. Задача – уничтожить умение мыслить, анализировать, сопоставлять. Для малых народов «чистка» оказалась сущей трагедией: было фактически уничтожено все первое поколение национальной интеллигенции.

Сегодня, когда в результате длительногоотчуждения личности от духовныхценностей утеряны многие нравственныеориентиры, важно, как никогда, возвращение к извечным истокам, определяющим уровень культурности народа, его менталитет. Главное – помнить о том, что память – это не только сохранение прошлого, но и забота о будущем.

О. А. Требушкова


[1] Шмидт, С. О. Краеведение – дело, значение которого не может быть преувеличено // Памятники Отечества, 1989, № 1. С. 14.

[2] Taxо-Годи, А. Краеведение в национальных республиках и областях // Советское краеведение, 1931, № 4. С. 18.

[3] Илларионов, В. Развернем краеведческую работу в районах // Нижегородский край,1931, №1-2. С. 85.

[4] Озеров, П. В. Краеведение в Чувашской АССР и Марийской автономной области / Советское краеведение, 1930, № 1-2. С. 79.

[5] ЦГА ЧАССР, ф. 333, оп. 1, д. 33, л. 159. Протокол заседания Общества изучения Чувашского края от 30 октября 1930 года.

[6] Там же, д. 6, л. 33-45; д. 33, л. 25; д. 54, л. 48; А.X. Первый Всечувашский краеведческий съезд (15-21 июня 1928 года) / Тезисы докладов и резолюций. Чебоксары, 1929. С. 9.

[7] ЦГА МАССР, ф. 189, оп. 1, д. 30, л. 45. Отчет о работе Марийского общества краеведения.

[8] Там же, д. 8, л. 17. Отчет о работе Козьмодемьянского отделения.

[9] Королев, В. Краеведческая работа в школах // Марийское хозяйство, 1926, 7-9. С. 225.

[10] ЦГА ЧАССР, ф. 333, оп. 1, д. 68, л. 34.

[11] Пархоменко, С. Несколько слов о Центральных марийских курсах по переподготовке школьных работников 1 ступени в Йошкар-Оле в 1928 году // Известия Центрального бюро краеведения, 1928, № 6. С. 21.

[12] ЦГА МАССР, ф. 189, оп. 1, д. 26, л. 129.

[13] ЦГА ЧАССР, ф. 333, оп. 1, д. 54, л. 1. Итоги краеведческой декады.

[14] Первый Всечувашский краеведческий съезд. С. 19, 22—24, 73, 85.

[15] Марий Илыш, 1929, вып. 2; Белозеров А. Краеведческая конференция Марийской области // Советское краеведение, 1930, № 3-4. С. 41-42.

[16] ЦГА ЧАССР, ф. 333, оп. 1, д. 19, л. 8; д. 33, л. 144.

[17] ЦГА МАССР, ф. 189, оп. 1. д. 3, л. 148. Протокол собрания Марийского обществакраеведения.

[18] Марий Илыш, 1931, вып. 4. С. 84-85.

[19] ЦГА МАССР, ф. 189, оп. 1, д. 13, л. 108.

Требушкова, О.А. Общества изучения местного края и развитие массового краеведческого движения в 20-30 годы (на примере Марийской и Чувашской автономий) / О. А. Требушкова // Марийский археографический вестник. – 1992. – № 2. – С. 41-47.

Общество изучения местного края

Перейти на прежнюю версию сайта